Ловля с надувной лодки в заливных озерах

0 12

Ловля с надувной лодки в заливных озерахЕсли вы посмотрите на крупномасштабную карту долины большой или средней реки, протекающей в равнинной местности, то рядом с основным руслом вы увидите множество голубых пятен самой разнообразной формы. Это не что иное, как пойменные озера, или старицы, хотя называть все такие озера старицами, наверное, нельзя – то могут быть просто пониженные участки долины, которые заливаются по весне водами вышедшей из берегов реки. Впрочем, происхождение озер нас мало интересует. Главное, что во многих из них очень много рыбы – гораздо больше, чем можно было бы ожидать. Любому из нас ясно, что количество рыбы в озере далеко не в последнюю очередь зависит от его доступности. Так вот, пойменные озера – это парадоксальный пример водоемов, до которых, казалось бы, рукой подать, но на ближних к ним подступах возникают труднопреодолимые сложности. Мало того, что к озеру невозможно близко подъехать, его берега еще и настолько неудобны, что о береговой ловле не может быть и речи. Остается лодка – какой бы легкой она ни была, ее приходится нести на своем горбу несколько километров, а иногда и больше.

Очень редкий рыболов не пойдет по более простому пути и не отправится за рыбой, туда, где нет проблем с подъездом, причем это касается не только легальных рыболовов, но и разношерстных браконьеров. Поэтому-то таких озер, где на кишмя кишащую рыбу практически никто не покушается, при желании можно отыскать несколько десятков в каких-нибудь ста с небольшим километрах от Москвы, ну а чуть дальше – и речь уже может идти о сотнях почти девственных озер. Больше всего богатых на рыбу пойменных озер находится к востоку от столицы. Здесь начинается Мещерская низменность, и речные долины очень широкие, а заливаемые весенним половодьем озера отстоят от русла реки иногда на километр и более. Добираться до них приходится в пешем порядке. Памятен случай, когда один из моих знакомых пытался на джипе прорваться на Светец, озеро расположенное неподалеку от Клязьмы под Петушками. Кончился этот лихой рейд печально – оба моста потребовали серьезного ремонта. И ведь Светец – это пример «цивильного» водоема, где имеется даже небольшая охотбаза и егерский пост. Можете представить, с какими сложностями вы будете пробираться на более дикое озеро.

Одно время (в первой половине 80-х) я жил в Подмосковье, и рядом с домом проходила железная дорога Горьковского направления. Поначалу я плохо знал как рыболов восточную часть Московской области и прилегающие районы Владимирской, но ехать в ту сторону мне было гораздо сподручнее, чем в какую-то другую, и я начал осваивать Среднюю Клязьму и бесчисленные озера ее поймы. На Светец я тогда так и не попал, зато побывал на десятке других озер, у которых нет даже официального названия, – на одних только «отметился», на другие приезжал по много раз подряд – и в то время, и пять-десять лет спустя… Я доезжал на электричке до одной из платформ между Усадом и Петушками, шел в сторону Клязьмы, при случае расспрашивая «туземцев» на предмет того, что им известно о пойменных озерах. Иногда перебирался на другой берег реки – когда по висячему мосту, когда на надувной лодке. Некоторые из озер располагались тут же, до других нужно было еще полтора-два часа добираться «партизанскими» тропами между болот.

Болота в тех краях везде, и потому на тучи комаров можно хоть вешать топор. Комары мелкие, но предельно наглые и злые. Их не пугают прямые солнечные лучи, не сдувает умеренный ветер, почти не берут репелленты. Имейте это в виду. Два самых рыбных озера, на которых я ловил чаще, чем на всех других, можно сказать, «окольцованы» болотами. Сначала приходилось долго хлюпать в забродных сапогах между кочками с резиновой лодкой над головой и прочей поклажей за плечами, и только потом спускать лодку на воду. Зато после этого можно было безраздельно хозяйничать в щучьем «заповеднике». Первое время я ловил на крупные «вертушки», потом увлекся воблерами, а еще через некоторое время чаще стал ловить на джиг. Точнее – пользовался любыми приманками, а их тип выбирал сообразуясь с глубиной. Там, где от поверхности до дна или донной травы было хотя бы полтора-два метра, я почти всегда выбирал джиг.

Не сразу, но у меня сформировалось мнение об идеальных для таких местаманках. Это одно из двух: либо снасточка с мертвой рыбкой, либо широкий «мясистый» твистер светлых тонов; головка в обоих случаях легкая – от четырех до пяти граммов. По поводу приоритета снасточки я уже говорил – он достаточно очевиден, когда мы пользуемся минимальным отягощением и движения нашей приманки более плавные и замедленные, чем обычно. Малый вес головки твистера также был в первую очередь призван замедлить проводку, что даже с искусственной приманкой приводило к заметному увеличению числа поклевок. Светлая окраска твистера нужна в данном случае не рыбе, а рыболову.

Начнем с того, что в качестве рыбок для снасточки я чаще использовал ротанов. По двум причинам – во-первых, в километре от моего дома находился карьерчик, где я мог накануне рыбалки в считанные минуты надергать их на мормышку столько, сколько хотел; во-вторых, ротан достаточно крепко держится на снасточке. Лишний раз здесь замечу, что метрвая рыбка, на которую вы ловите, вовсе не должна быть хорошо знакома хищнику – ее выбирают из соображений доступности, удобства и надежности. Ротанов в тех озерах не было (а если когда-то и были, щука их поголовно “вырезала”), и уж, само собой, не было пескарей, на которых я тоже иногда в них ловил и, кстати, ловил всякий раз с успехом. Так вот, пойманных перед рыбалкой ротанов я сажал в эмалированный тазик, где они спустя несколько часов меняли свою окраску с угольно-черной на светло-серую – полезная все-таки вещь – мимикрия. Сначала я «осветлял» ротанов потому, что мне казалось, что темная приманка менее аппетитна для щуки. Позже понял, что это не так, но от эмалированного тазика не отказался.

Вода в озерах очень прозрачная. Приманку, идущую на глубине два – два с половиной метра хорошо видно. Ее будет видно еще лучше, если она будет светлых тонов, и вы будете смотреть на нее сквозь поляризационные фильтры. Когда вы следите за приманкой, вы одновременно замечаете все то, что происходит вокруг нее. Таким образом удается увидеть щуку еще до поклевки – возможно, она даже и не намеревается цапнуть приманку, а просто ее сопровождает, но в ваших силах, заметив такое, спровоцировать рыбу на атаку. Наверное, нет особого смысла это расписывать – вы можете все увидеть своими глазами, как только попадете на подобный водоем. Поэтому и мертвая рыбка, и «резина» для удобства восприятия предпочтительнее светлых тонов.

В качестве грузика я обычно ставил половинку от оливки. Оливка весит около 9 г, половинка соответственно – 4–5 г. Половинка оливки не имеет свойственного «ушастому» грузику эксцентриситета, поэтому рыбка не лишена возможности вращаться вокруг своей оси. Считается, что вращения надо всячески избегать, я же пришел к выводу, что оно вполне допустимо и даже иногда полезно – главное, чтобы рыбка не крутилась совсем уж как пропеллер. В том варианте снасточки, к которому я пришел при ловле на пойменных озерах, рыбка делает один-два оборота вокруг оси при чуть ускоренных потяжках, при медленном движении она не вращается.

Общая схема ловли будет следующей. Вы выбираете место с нужными глубинами – это может быть ближе к середине озера или неподалеку от края камышей (иногда сразу за ними идет трехметровая глубина), встаете на якорь и делаете несколько забросов в одном направлении, при каждом последующем проводя приманку чуть глубже. На первом забросе вы начинаете проводку почти сразу; за счет легкой головки приманка даже на замедленных скоростях пойдет в верхнем слое воды. При этом ее очень четко видно. Тип проводки – либо «волна» (покачивание кончиком), либо «ступенька» (естественно, без касания дна), либо легкие потяжки кончиком спиннинга с выбором слабины лески между ними. В последнем случае можно не опасаться, что мы зевнем поклевку, как это иногда бывает при ловле с ослаблением лески, ведь мы отслеживаем приманку не только руками, но и визуально.

На следующем забросе подмотка начинается секунды на три позже, и приманка идет на метр глубже. Третья проводка – еще ближе ко дну. Опускать приманку до самого дна – на каждом шаге «стучать» по нему, как мы это делаем при обычной джиговой ловле – можно только там, где дно чистое, а таких пойменных озер немного. Точнее – местас чистым дном есть в большинстве озер, но не всегда там случается найти щуку. При такой ловле нередко удается увидеть щуку, которая шла за приманкой, но потом «передумала», развернулась и уходит в противоположном направлении, но на следующем забросе она все-таки отваживается на атаку. Бывает, что одна и та же (это видно!) щука выходит за приманкой аж три раза, и последний раз становится для нее роковым – щуку удается поймать.

Иногда щука ведет себя иначе. Она выходит за приманкой и остается тут же под лодкой! Если подвести еще раз к ее носу приманку, то она очень даже может отреагировать. Вы могли это видеть в одной из видеокассет серии “Русская Рыбалка” – правда, в том случае я ловил не с лодки, а с берега, оператор с камерой стоял за моей спиной и снимал он без поляризационного фильтра, поэтому стоявшая у самого берега щука в кадре просматривалась не так хорошо, как ее видел я. Когда вы выступаете не в роли зрителя, а в роли главного действующего лица, все это видно, почти как в фильмах Кусто.

Допустим, щука вышла к лодке и остановилась, тогда вероятность того, что она возьмет приманку на следующем забросе весьма высока, если вы ловите на «резину», и почти сто процентов, если на мертвую рыбку. При условии, конечно, что щуку не спугнете. Здесь важно не совать ей приманку под самую морду, а забросить чуть в сторону и провести так, чтобы она прошла в полуметре перед рыбой. Если уж в этот раз ничего не произойдет, то эта щука явно не ваша – она может при очередной проводке чуть повернуться в сторону приманки, но взять уже не возьмет. По крайней мере, у меня что-то подобное повторялось полтора десятка раз, и для щуки это всегда обходилось без последствий. Ловить в заливных озерах приходится с маленькой надувной лодки, иногда даже не с лодки, а с конструкции, которая в русском языке пока не имеет «устаканившегося» названия. В английском это плавсредство, которое представляет собой нечто, напоминающее большую автомобильную камеру с сиденьем и спинкой, называют «Tube» – я пару раз пробовал, и мне понравилось – как раз то, что в таких случаях нужно.

Все это накладывает свой отпечаток на выбор снасти. Удилище среднего (medium) строя длиною 6–8 футов будет оптимальным. Такая длина не создаст проблем при вываживании, а дальность заброса для нас не принципиальна. Желательно, чтобы удилище при сравнительно небольшом тесте (5-20 г) было способно выдержать серьезные нагрузки. О нагрузках я сказал не случайно. Во многих озерах поймы, с учетом их труднодоступности, реально встретиться с весьма крупной щукой. Речь здесь идет не только о нижневолжских ильменях, но и о подмосковных озерах. Самая большая щука, которую мне удалось поймать в озере неподалеку от Покрова, весила 5,7 кг, а которую не удалось – раза, я полагаю, в два больше. Ту непойманную щуку я, в принципе, мог бы взять. Это произошло несколько лет назад, когда мы только стали осваивать плетеные лески. Я, как и многие, погнался тогда за максимальной прочностью и вместо мононити диаметром 0,27 мм, намотал плетенку того же диаметра, которая держала больше пуда. И надо же было такому случиться, что крупная щука взяла в тот самый день, когда я впервые решил испробовать этот плетеный шнур.

Щуку я смутно видел – она в момент поклевки повернулась ко мне боком. Сразу же я почувствовал тупой толчок, далее – секунда замешательства, после чего последовал рывок в сторону, при котором я на своей лодке поехал метров пять-семь, несмотря на половинку кирпича, служившую якорем. Леска и «палка» выдержали, подвел разогнувшийся крючок джиг-головки. Такой исход симптоматичен. Значительное большинство джиг-головок построены по принципу: большой вес – большой крючок, малый вес – малый крючок. Головка была легкая, и крючок при ней оказался хилым. При желании я бы конечно нашел головку нужного веса с мощным крючком, но никак не мог заранее предположить, что такая джиг-головка здесь понадобится. Твистер, подвергшийся нападению, с многочисленными рвано-резаными ранами я с тех пор храню как реликвию…

Средний размер пойменной щуки – около килограмма. Если на каком-то озере с самого начала одолевают «шнурки» весом в лучшем случае полкило, ловить нет особого смысла, поскольку ожидать там крупняка не приходится. Лучше подыскать другой водоем.
Вы можете задаться вопросом, почему я говорю только о щуке? Ведь в таких водоемах полным-полно окуня, да другой хищник или хищничек иногда неплохо ловится. Возможно, это является отражением моего личного вкуса, но забираться в дерби ради окуня или какой-нибудь капризной красноперки, по-моему, все-таки не стоит. Хотя я знаю с десяток спиннингистов, способных отправиться на озера группы Светца из-за одного только окуня.

Есть и еще один момент. На некоторых из пойменных озер окунь гораздо более привередлив, чем щука. Почему на озерного окуня частенько находит дурь, я, пожалуй, не скажу. Просто, если честно, и не пытался разобраться в причинах. А заниматься ловлей «сговорчивой» крупной рыбы приятнее, чем «несговорчивой» мелкой. Потому-то я советую ориентироваться в первую очередь на щуку. Окунь, даже когда его не принимают в расчет, все же иногда цепляется. По большей части это приличные экземпляры – по триста грамм и выше.

Как исключение, попадается судак. В южных озерах это в порядке вещей, а у нас, в средней полосе, это и в самом деле весьма редкое событие. В озерах поймы Клязьмы я не ловил судака ни разу, в пойме Оки судак попадался дважды – один раз на оз. Резвань (напротив устья р. Беспуты), другой – на оз. Липицком. Владимир Андрюничев как-то поймал трехкилограммового судака на оз. Лютцы, что рядом с Серпуховом.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

тринадцать − 12 =