Особенности ловли с лодки на течении. Часть 1

0 8

Особенности ловли с лодки на теченииВ силу ряда причин так сложилось, что на озерах мы чаще ловим с лодки, а на реках – с берега. Однако, как уже отмечалось, абсолютное большинство рыболовных баз с их лодками расположено на водоемах без течения. На берегах больших и средних рек около каждого города или поселка имеются «лежбища» весельных и моторных лодок; здесь же находятся и целые городки лодочных гаражей и мини-ангаров. Может показаться, что местные хозяева всего этого «железа» каждый свой свободный день проводят на рыбалке. Это, впрочем, недалеко от истины, если считать рыбалкой промысел на грани (а очень часто и за гранью) откровенного браконьерства. Любительские снасти воспринимаются здесь как детская забава или как прихоть заезжих столичных рыболовов. Лодка же используется «туземцами» для прокорма себя и своей семьи, а никак не для развлечений…

Если вы собираетесь на рыбалку в какой-нибудь “уездный город N”, стоящий на полноводной реке, то вам остается одно из двух: либо арендовать лодку у кого-то из местных, либо привезти ее с собой. В последнем случае речь почти всегда идет о надувной лодке, если, конечно, вы не располагаете джипом, на крыше которого без проблем перевозится двухместная «Романтика» или другая пластиковая или металлическая лодка того же класса. Резиновая лодка на реке еще более неуклюжа, чем на озере, особенно, когда приходится выгребать против сильного течения. Тем не менее, ловят же с «резинок» и на Оке, и на Ахтубе, и в протоках волжской дельты. Будем считать, что нам так или иначе удалось решить проблему лодки. Какие дивиденды мы сможем из этого извлечь? Достоинства лодки в сравнении с береговой ловлей очевиднее всего проявляются в нескольких характерных ситуациях.

Ситуация первая. Высокая вода

Вдоль берегов рек, как больших, так и малых, где сплошь, где с прогалами, тянутся заросли ивняка. Местами они образуют густые массивы, которые в своей непроходимости уступают разве что тропическим джунглям, но чаще все ограничивается одним-единственным рядом кустов, выстроившимся вдоль границы воды и суши. В низкую воду под кустами можно хоть в тапочках гулять, при средних уровнях вода доходит до кустов, но в сапогах или, в крайнем случае, в забродных штанах вы без затруднений ловите спиннингом – единственное неудобство состоит в необходимости всегда иметь под рукой подсачек или багорик. Но вот вода прибыла еще сантиметров на двадцать-тридцать. Зайти под кусты удается уже не везде, да и там, где это получается, приходиться жаться к нависающим веткам, что осложняет (а с мультипликатором – исключает) нормальный заброс.

Ловля в немногочисленных «дырках» между кустов – не выход из положения. Таких «дырок» бывает немного, а на пользующихся популярностью участках реки на них, кроме спиннингистов, «посягают» еще доночники и поплавочники. Другими словами, попав на реку в высокую воду, вы запросто можете почувствовать себя лишним. Все будет не столь печально, если у вас в багажнике обнаружится припасенная на всякий случай надувная лодка. Дальнейшее, на первый взгляд, алогично. Вместо того, чтобы отгрести поближе к фарватеру, вы встаете на якорь в полусотне метров от берега или чуть дальше и в сторону берега же и забрасываете! Потом смещаетесь выше или ниже и повторяете то же самое.

Если кому-то показалось, что речь здесь идет не о джиг-спиннинге, а о ловле окуня и мелкой щуки на «вертушку», то это не так. Популярная среди «вертушатников» прибрежная ловля “по травке” тоже дает в этих условиях свой результат, но на джиг попадается более крупная рыба. Здесь весьма важно точно подобрать вес головки (впрочем, это важно всегда!), чтобы по всей ширине зоны возможных поклевок получалась полноценная ступенчатая проводка, – самые ходовые головки для прибрежной ловли по высокой воде весят от 12 до 18 г.

Следует оговориться, что такая схема ловли – с лодки с забросами к берегу – дает максимальный эффект на прибыли воды, то есть когда вода не просто высокая, но и продолжает подниматься. После того как уровень стабилизируется (но именно на высокой отметке), хищник уже не проявляет столь явного тяготения к самому берегу – он берет и вблизи него и чуть дальше, но все же чаще в прибрежной полосе, чем в фарватерной зоне. По крайней мере, когда сравниваешь результаты ловли по высокой воде, они примерно в трех случаях из четырех оказываются в пользу тех, кто не слишком далеко уходил от берега. Что самое примечательное, так это размер рыбы: я помню немало рыбалок, когда на середине реки попадался, как правило, 400-граммовый судачок, а ближе к берегу, иногда из-под самой травы, ловились, только «товарные» экземпляры – порядка килограмма и выше.

Решительные поклевки судака под берегом – фактически среди затопленной береговой травы – для многих кажутся чем-то из ряда вон выходящим. Ведь судак, в отличие от щуки и окуня, старается избегать травы. Однако очень высокая вода – это уже само по себе неординарное явление на реке, поэтому и поведение судака в такой ситуации не подпадает под обычный стандарт. В такие дни бывает, что большая часть судачьих поклевок приходится на первый – второй шаг ступенчатой проводки, когда почти добрасываешь до торчащей из воды осоки, и джиг только начинает свои путь от берега с глубины не более двух метров. Щуку же всегда можно ожидать найти на границе травы и чистой воды, а при растущем уровне – тем более.

Как только вода начнет спадать – и это хорошо известно – любая рыба, и нехищная, и плотоядная, предпочитает отойти от берега на некоторое расстояние. В основе такого поведения лежит один из основополагающих инстинктов – инстинкт самосохранения. Ведь при падении уровня воды есть риск оказаться в отрезанной от реки луже. Надо сказать, серьезная хищная рыба ведет себя благоразумно и очень редко попадает в ловушку – разве что по весне при резком спаде половодья сия участь иногда постигает щуку и в еще более редких случаях – судака. Мы же сейчас говорим о колебаниях уровня воды в течение летне-осеннего сезона, и в этом случае правило вода – вниз, рыба – от берега исполняется очень четко.

После того как вода начала убывать, но продолжает оставаться высокой, полноценная береговая ловля все еще невозможна. Кроме неудобств, связанных с подтопленными кустами, рыбу, отошедшую от берега, достать не всегда удается. Требуется форсировать дальность заброса, а далеко не у каждого в распоряжении имеется снасть, позволяющая «выстреливать» приманку метров на семьдесят и далее. Располагая лодкой, вы становитесь на сей раз в сотне метров от берега и зондируете своим джигом все направления, откуда можно ожидать поклевок, забрасывая как от берега, так и к нему – под острым углом. Естественно, найти рыбу будет легче, если вам известен рельеф дна и особенно те конкретные точки, где прежде доводилось неоднократно вылавливать рыбу.

Ситуация вторая. Поздняя осень

Недели за три до ледостава почти вся рыба покидает прибрежное мелководье. Даже если у берега сразу начинаются приличные глубины, хищник все равно чаще держится на удалении. Уровень воды на реке с естественным гидрорежимом при этом несколько выше, чем обычно бывает летом, но все же допускает береговую ловлю. На Оке, например, если все развивается штатно, вода начинает медленно прибывать с конца сентября, а к началу ледостава (примерно 10 ноября) она доходит до основания кустов. Если не учитывать сверхмноговодного 1998 года, когда с мая и до ледостава уровень воды превышал нормальный почти на два метра, то береговая ловля в конце октября – начале ноября в принципе доступна. Другое дело, что достать хищника не всегда удается.

Представьте такую картину. С десяток спиннингистов пытаются ловить с берега на обширной яме. Еще несколько человек ловят там же, но с лодок. Они становятся ближе к середине реки (рис. 44), забрасывают в яму – так, чтобы приманка при проводке выходила на ее дальний от берега свал. Именно на этом свале бывает больше всего поклевок. Те же, кто стоит на берегу, до него или совсем не добрасывают, или достают самый его край. Получается, что на лодках ловят, на берегу – больше облизываются… Я и сам раза два-три попадал в положение «облизывающегося», и даже мой самый дальнобойный спиннинг позволял только лишь поймать “хвостик”-другой, тогда как средний улов с лодки выражался в пяти-шести судаках и щуках.

Иногда удается достать с берега дальний свал ямы (или какую-то другую «позднеосеннюю» точку стоянки хищника) – для этого утяжеляют головку и переходят на более тонкую леску, но ловля с лодки все равно остается более результативной. Причина понятна: увеличение дальности заброса идет в ущерб качеству проводки. Хотя место действия – это глубокий участок реки, есть разумный предел веса головки. Добавьте к этому некоторую вялость рыбы, обычную для поздней осени и холодной воды вообще, – как следствие, получается, что замедленное при ловле с лодки падение джига вызывает больше поклевок, чем его быстрые скачки на дальних забросах с берега. Здесь мне бы хотелось заметить, что проводка в одном и том же месте с лодки и с берега ощущается совершенно по-разному. Если вы до сих пор ловили на данном участке реки только с берега, а потом в вашем распоряжении оказывается лодка, то все прежние представления о рельефе дна нуждаются в корректировке.

Допустим, в поперечном направлении по дну реки проходит резкий излом рельефа. Стоя на берегу, мы замечаем момент прохождения этой бровки, как некоторое увеличение времени падения приманки. Например, перед бровкой от остановки подмотки до касания дна проходило полторы секунды, а как только приманка пересекла линию свала, она зависла секунды на четыре. Но уже на следующем шаге длительность паузы вновь уменьшается до пары секунд. На лодке проводка в том же месте выглядит так. После заброса под углом к течению (но выше свала) сначала все идет примерно также. Но, когда приманка пересекает линию свала, вы надолго (секунд на десять) «теряете» дно – джиг, поддерживаемый потоком воды, зависает и никак не хочет опускаться. Поначалу кажется, что приманка провалилась в очень глубокую яму, но реальный перепад может не превышать одного метра, в чем легко убедиться при помощи эхолота или хотя бы по тому, как в этом месте ощущается проводка с берега.

Поздней осенью хищная рыба особенно часто обнаруживает себя на таких местах. И если вы ловите с лодки, вставая выше поперечной бровки, всегда имейте с собой, помимо обычных, особо тяжелые головки (весом 32 г и выше). Хищник в активном состоянии держится ближе к верхнему краю бровки, а когда он пребывает в нейтральном состоянии, то стоит ниже. Недостаточно тяжелый джиг протягивается течением над полупассивной рыбой, и она не реагирует. С увеличением веса головки приманка опускается раньше, что заметно увеличивает число поклевок. Можно добиться того же результата не утяжелением головки, а особой позицией лодки: вы встаете на самой бровке, бросая якорь в нескольких метрах выше и отпуская довольно длинную якорную веревку. Теперь последовательно забрасываете (с каждым разом все дальше) немного выше, всякий раз ожидая поклевку в момент «провала». Вообще, такие поперечные свалы удобнее облавливать с берега, но, повторим, речь сейчас идет о позднеосенней ловле, когда береговой вариант часто не проходит в силу удаленности стоянок хищника. Теперь рассмотрим случай, когда однозначно предпочтительнее ловить с лодки, даже если место легко «простреливается» с берега.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

4 × 2 =