В поисках первого льда

0 16

В поисках первого льдаЕще совсем чуть-чуть, и зазвенят пешни в руках, круша первый, еще неокрепший лед. Ледостав в Забайкалье проходит быстро. Лед сейчас нарастает со скоростью два сантиметра в сутки. Уже и ящик рыболовный приготовлен, все его содержимое проверено и сложено в нужном порядке. Впереди выходные, а значит, есть возможность и поискать этот самый первый лед. Осень пролетела, как всегда, быстро. Самые яркие рыбалки случались, как ни странно, в снегопады. Хотя странного тут ничего нет: известно, что в серый день хариус и ленок охотнее выходят на приманки, нежели в солнечный, «красный» день. В начале и в середине октября снегопады в Забайкалье случались часто. Правда, температура держалась хоть и с небольшим, но плюсом. На реке Ингоде и ее притоке Оленгуе скатывающийся ленок вел себя в отдельные дни очень активно.

Как-то на Оленгуе я поймал одиннадцать ленков на одном плесе. Это не считая сходов, которых было немало. Ловил я на поплавочную снасть. Этой осенью ленок предпочитал обманку, имитирующую ручейника. Случались хватки и на блесну, и на воблер, но обманка в этом сезоне «рулила»! Объяснение этому нашлось, когда ленки были вскрыты после рыбалки: желудки у них были буквально набиты ручейником и личинками стрекозы. А вот мелкой рыбешки обнаружено не было. Вывод, на что лучше рыбачить, напрашивался сам собой. Но сейчас рыбалка по открытой воде закончилась. В прошедшие выходные наша команда из трех человек отправилась на поиски первого льда на реки. Вспомнив прошлый год, а сезон перволедья был тогда открыт как раз 7 ноября, поехали на Оленгуй.

За перевалом Шаман нас ждала зима. Легкий морозец, иней на деревьях и полный штиль. Сказка, одним словом. Хотелось встать на лыжи и пробежаться по первому снеж ку… Но цель поездки у нас была другая. То, что мы увидели, подъехав к реке, слегка нас расстроило: по всем перекатам несло ледяную кашу. Все плесы и ямы были плотно забиты шугой. Попытки отыскать хоть сколько-нибудь прочный лед оказались безуспешными. Река находилась в переходном состоянии из лета в зиму. Такую шугу уже не унесет, как это бывает в конце октября: она замерзает плотным панцирем на поверхности воды. Ровно год назад на Оленгуе лед стоял практически везде, за исключением перекатов. Толщина его в начале ноября была около 20 сантиметров. Хариус клевал активно почти весь световой день с небольшими перерывами. Случались и обрывы снасти при подходе крупных ленков.

Но, как говорится, год на год не приходится. После короткого совета, решаем ехать на другую речку. Вот уж воистину верна поговорка: для бешеной собаки сто верст не крюк. Река Чита, тоже приток Ингоды. Оленгуй правый приток, Чита – левый. Расстояние между устьями этих рек около 60 километров. Оленгуй впадает в Ингоду с юга, Чита – с севера. Мы забрались по Оленгую почти на l00 км, и теперь нам предстоял обратный путь да еще бросок вверх по Чите. Всего каких-то 250 километров – и мы на другом водоеме! Как только после почти трехчасового пробега мы свернули с трассы к реке, в глаза нам блеснуло. Лед! Это подняло настроение, к тому же на плесе рыбачили двое.

К нашей радости у сидевших на льду рыбаков уже были трофеи – хариусы и леночки. Мы вышли на лед, соблюдая правила рыболовной этики и заранее спросив разрешения порыбачить рядом. Рыбаки поделились с нами не только местом, но и своими наблюдениями. Из разговора выясняем, что струя подо льдом на плесе «живая», то есть меняет вектор и скорость течения. На перекате выше места рыбалки ночью тоже встал лед, но днем немного потеплело, и он подтаял. Течение его подмыло, и он стал ломаться. Оторванные льдины затягивало под лед на плесе, перекрывая ход основной струе. От этого и происходила постоянная смена направления и силы течения главной струи. Пик клева пришелся на утренние часы. Рыба клевала и в обеденные часы, когда чуть потеплело.

Действительно, при опускании приманки в лунку наблюдалось подкручивание снасти. В какой-то момент леска отклонялась по течению, увлекаемая возникшей струей. Максимальное количество поклевок случалось именно в таком положении оснастки. Лучший результат показала обманка с медной коронкой, черной подмоткой из шерстяной нитки с рыжим пером петуха. Ближе к перекату картина была интереснее, поклевок было больше. Вероятно, рыба караулила там сносимых течением личинок насекомых, в частности ручейника, и прочий бентос. Но лед трещал под ногами! Трещины могли разойтись в любое мгновение. Здравый смысл подсказывал, что пяток хариусов не стоит воспаления легких – и это в лучшем случае. Поэтому мы рыбачили на плесе, где толщина льда была почти 15 сантиметров.

Устойчивость человеческого организма к резкому переохлаждению была хорошо изучена во времена второй мировой войны. Пилота, сбитого над водами северных морей, где проходили пути гуманитарных конвоев, спасательные службы даже не искали. В ледяной воде человек мог прожить максимум 20 минут. Но тогда риск был продиктован жизненной необходимостью. Сейчас же выходы и выезды на неокрепший лед продиктованы элементарной глупостью и чрезмерным азартом. Особенно опасны в этом отношении реки, где течение незаметно подтачивает лед снизу. Если уж вы все-таки решились выйти на молодой лед, обязательно проверяйте его на прочность ударами пешни впереди себя.

За рассуждениями о коварстве первого льда мы не заметили, как солнце коснулось сопок. Клев сошел на нет. Наступало время налима. Но в наши планы ловля пресноводной трески в этот раз не входила.

Сергей Миртов

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.

один × 1 =